«Команч» и его собратья: «невидимки» на свалке истории

47
«Убийцы» советских танков

 

«Команч» разрабатывался как разведывательно-ударный вертолет, который должен был сменить ударный Bell AH-1, многоцелевой Bell UH-1 Iroquois, а также разведывательные Bell OH-58 и Hughes OH-6. Новая машина создавалась в рамках конкурса Light Helicopter Experimental, стартовавшего в первой половине 80-х. В 1991 году его победителем была признана объединенная команда Boeing/Sikorsky. Проект был по-настоящему масштабным, ведь предполагалось построить до 6 тысяч машин в разведывательном и многоцелевом вариантах. Light Helicopter Experimental претендовала на роль самой дорогостоящей вертолетной программы в истории: 2,8 млрд долларов должны были потратить на разработку, еще 24-36 млрд отводилось на закупку новых боевых машин.

«Команч» и его собратья: «невидимки» на свалке истории

Американцы сознательно шли на такие траты. В 80-е годы Холодная война еще и не думала подходить к концу, а легкие вертолеты Bell OH-58 и Hughes OH-6 быстро устаревали. Огромный опыт вьетнамской кампании подсказывал США, что стране нужен новый вертолет, который бы действовал в связке с AH-64 Apache. Последний поднялся в небо в 1975-м, а в 1984 году поступил на вооружение. Его главный враг был известен давно – это советские танки. Но танковые дивизии СССР имели хорошее прикрытие ПВО, и работать «вслепую» летчикам США было бы, мягко говоря, опасно. Поэтому маневренным, легким вертолетам отводилась роль разведчиков, передававших данные пилотам AH-64, которые, в свою очередь, наносили удары по земле. Но на практике все могло быть не столь благоприятно. Сами военные США признавали, что и Bell OH-58, и Hughes OH-6 едва ли могли выжить под огнем советской ПВО. Так и появилась идея создать малозаметный вертолет, пригодный для разведки и поражения наземных целей.

Ударный вертолет – это узкоспециализированная винтокрылая машина, предназначенная для оказания огневой поддержки наземным частям и уничтожения вражеской бронетехники. Первым в мире серийным вертолетом такого класса стал американский Bell AH-1 Cobra, широко применявшийся во вьетнамской кампании. Его «идейным» последователем стал знаменитый AH-64 Apache – самый массовый ударный вертолет в мире. Отметим также, что по сумме характеристик AH-64 Block III (последняя модификация) – наиболее совершенный ударный вертолет в мире. 

 

Одним из важнейших требований к нему была высокая скорость, и, нужно сказать, Boeing/Sikorsky удалось этого достичь. Максимальная скорость RAH-66 Comanche составила 324 км/ч. Для сравнения, ударный AH-64D Apache Longbow (одна из более новых модификаций) развивает до 265 км/ч, а легкий OH-58 Kiowa может набирать в горизонтальном полете лишь 222 км/ч. Иными словами, поднявшийся в небо 4 января 1996 года Comanche оказался одним из самых «проворных» вертолетов, обладавших как хорошей скоростью, так и высокой маневренностью.

Но все это не имело бы никакого смысла без требований малозаметности, поставленных во главу угла всей концепции Comanche. Речь шла о снижении заметности в радиолокационном, инфракрасном, оптическом и акустическом спектрах. Для этого в конструкции машины широко использовали новейшие композиты. Передняя часть вертолета, например, была выполнена из эпоксидного углепластика, на поверхность фюзеляжа также наносился специальный радиопоглощающий материал. В соответствии с требованиями малозаметности часть вооружений убиралась во внутренние отсеки (по аналогии с истребителем F-22).

 

Предполагалась и внешняя подвеска, а спереди была установлена пушка калибра 20 мм. Варианты подвески, очевидно, должны были меняться в зависимости от уровня вражеской ПВО и целей миссий. При высоком насыщении зенитными средствами мог делаться упор на снижение заметности ЛА (летательного аппарата), и наоборот, отсутствие мощного ПВО позволяло бы использовать демаскирующие машину внешние подвески.

RAH-66 Comanche

С задачей снижения заметности американские инженеры справились блестяще. Эффективная площадь рассеяния «Команча» оказалась в 360 раз меньше, чем у AH-64А (во всяком случае, если говорить о передней полусфере). Новый вертолет оказался намного менее заметным для радаров, чем одна ракета AGM-114 Hellfire: ее длина меньше 2 м, а ширина едва превышает 170 мм. А ведь и новый вертолет был далеко не маленькой винтокрылой машиной.

Как видим, «Команч» имел мощное вооружение, не слишком уступая по огневой мощи специализированным ударным вертолетам, таким как уже упомянутый «Апач» или отечественный Ми-28Н (последние могут нести до 16 противотанковых ракет). Так что RAH-66 вполне мог применяться и как ударный, и как разведывательный вертолет. Для защиты от вражеских ЛА он мог использовать ракеты FIM-92 Stinger, а небронированные цели «Команч» был способен поражать пушкой или неуправляемыми ракетами.

 

Несмотря на обилие инновационных решений, для машины была избрана традиционная (для ударных вертолетов) схема. Вертолет имеет один несущий и один рулевой винт.

 

Бронированная кабина пилотов выполнена по схеме «тандем» – когда один член экипажа находится сразу за другим. Такое решение очень популярно, ведь в этом случае и летчик, и стрелок-оператор имеют прекрасный обзор. «Команч» получил совершенный прицельный комплекс: имелась инфракрасная и телевизионная системы обзора передней полусферы. В дальнейшем машину хотели оснастить надвтулочной РЛС кругового обзора миллиметрового диапазона, которая создавалась на базе РЛС вертолета AH-64D Apache Longbow. Такое решение позволило бы поражать цели ракетами «Hellfire» по принципу «выстрелил-забыл» и без их визуального обнаружения. Это уменьшило бы риск для машины и ее экипажа. Отметим, что на отечественных ударных вертолетах, в отличие от AH-64D, этот принцип так и не был реализован. Поэтому и Ка-52, и Ми-28Н пока сложно поставить в один ряд с Apache.

 

Закрытие проекта

 

Программа получилась громкой, и «Команч» был у всех на слуху. Внезапно в 2004 году американское Минобороны заявило о закрытии проекта, к этому моменту было построено только два вертолета RAH-66. Одной из главных причин отказа стала его цена – по некоторым данным, на момент закрытия было потрачено 8 млрд долларов. При этом общие затраты могли вырасти до 40 млрд: внушительная сумма даже для военного бюджета США.

Но была еще одна причина, и именно она стала главной. К 2004 году у американцев уже был богатый опыт войны в Ираке и Афганистане, а новые технологии решительно шагали вперед. Одной из них стали беспилотные летательные аппараты (БПЛА). В 80-е, когда программа Light Helicopter Experimental только появилась на свет, мало кто всерьез воспринимал беспилотники. Даже в 90-е годы их только начинали широко применять. Все резко изменилось в 2000-е: достаточно просто взглянуть на цифры, чтобы это понять. В наше время БПЛА составляют львиную долю всего американского военного авиапарка. В 2016 году у военных США было больше 9 тысяч беспилотных летательных аппаратов, и с тех пор эта цифра только возросла.

 

Арсенал «Команча» был весьма широк, но его главным «калибром» стал ПТУР (Противотанковая управляемая ракета) «Hellfire». Она весьма эффективна против всех бронированных целей и успешно применялась во многих конфликтах с участием США. Способ наведения ракеты – полуактивный лазерный или активный радиолокационный. Последний вызывает особый интерес, ведь в данном случае американцам удалось реализовать принцип «выстрелил-забыл». Проще говоря, летчику не нужно визуально выявлять цель и подсвечивать ее лазером до момента попадания ракеты. Все это за него выполняет электроника.

 

Первым делом БПЛА взяли на себя роль разведки – той самой, для которой хотели применять «Команч». Выгода от такого решения очевидна: нет риска для летчика, а эксплуатация беспилотника обходится намного дешевле эксплуатации пилотируемого ЛА. Еще один плюс – автономность. Разведывательно-ударный БПЛА MQ-9 Reaper, например, может находиться в воздухе до 28 часов. Конечно, ни один разведывательный или ударный вертолет не способен так долго пребывать в небе. БПЛА также взяли на себя часть ударных функций, а боевая нагрузка современных разведывательно-ударных беспилотников не намного меньше нагрузки ударных вертолетов.

Здесь возникает вполне закономерный вопрос: было ли создание «Команча» ошибкой? Это может показаться странным, но на него нельзя ответить однозначно. К моменту начала программы «Команч» вполне соответствовал требованиям текущего дня, и лишь развитие новых технологий, которое никто не мог предвидеть, заставило отказаться от его разработки. Что же до огромной цены проекта, то здесь также нет ничего странного. Все военные программы последних десятилетий, будь они американские, китайские или российские, требуют огромных денежных средств.

 

Мнения экспертов

 

Своим мнением относительно вертолета «Команч» c журналом Naked Science поделился сотрудник студии-разработчика авиасимуляторов Eagle Dynamics, эксперт в авиационной сфере Андрей Чиж: «Нужно понимать, что задание на разработку разведывательно-ударного вертолета по программе LHX было инициировано еще в разгар Холодной войны – в первой половине 80-х годов 20 века. Программа была очень амбициозной, с большой степенью технической новизны проекта, предполагавшей создание вертолета нового поколения. Для справки, сегодняшние ударные вертолеты как в США, так в РФ до сих пор не перешагнули этот рубеж, то есть это поколение 80-х годов 20-го века. В то время разработка подобной программы имела вполне четкий смысл – наращивание эффективности ударных вертолетных комплексов перед лицом растущей угрозы с Востока.

 

Как мы знаем, в силу ряда причин в 2004 году программа была закрыта. Основными факторами, повлиявшими на это, стали экономические аспекты – дороговизна и большой риск программы. Но, кроме того, можно предположить, что на закрытие программы не в последнюю очередь повлияли оценки эксплуатационных характеристик вертолетов и оценки угроз. Весьма сложно поддерживать состояние специальных покрытий вертолета в условиях передового базирования. В то же время одна из основных угроз – ракетно-пушечный комплекс армейского ПВО ВС РФ «Тунгуска» – имеет оптический канал наведения ракет, что нивелирует низкую радиолокационную сигнатуру вертолета.

 

Несмотря на закрытие программы, усилия по разработке новых конструкционных материалов, двигателей, авионики и системы управления не прошли даром. Многие идеи и разработанные компоненты были позднее внедрены в другие вертолеты: двигатели Т800 используются в вертолетах Super Linx, Mangusta и новом, экспериментальном, скоростном винтокрыле Х2 от фирмы Сикорского; компоненты прицельных систем и авионики достались программе модернизации «Апачей».

 

Отдельно стоит упомянуть про секретный вертолет американских специальных подразделений Silent Hawk, созданный на базе Black Hawk. При ликвидации лидера «Аль-Каиды» Усамы Бен Ладена один подобный вертолет потерпел аварию, и весь мир увидел фотографии хвостовой части суперсекретного вертолета, имеющей некоторое сходство с элементами конструкции «Команча». Стоит предположить, что фирма Сикорского использовала результаты отработки малозаметности RAH-66 при проектировании Silent Hawk».

 

А такой точки зрения придерживается специалист в аэрокосмической области, кандидат физических наук Павел Булат: «Команч» – вертолет, конечно, интересный с технической точки зрения, но он – типичный представитель американского «чудо-оружия» того времени. Сюда же стоит отнести стратегический бомбардировщик В-2, ПЛА «Сивулф». Все это – технически совершенные, но очень дорогие и при этом почти бесполезные в современной войне образцы вооружений. Программа «Команч» стартовала как разработка разведывательного вертолета, потом она трансформировалась в программу разведывательно-ударного вертолета, то есть как и в случае с F-35 попытались «скрестить ужа с ежом». И конечно же, сделать его еще и малозаметным. Куда ж без этого «чудо-оружию»? Что получилась в итоге? Очевидно, что таких вертолетов должно быть раз в 10-20 меньше, чем чисто ударных, то есть немного. Но стоимость программы – 20 млрд долларов. И сколько бы стоила такая машина? «Команч» имел худшие летные данные и, в отличие от К-50 и Ми-28, почти не имел брони. Правда, превосходил их бортовым оборудованием и мог успешно действовать ночью. Но для этого, опять же, не нужен был новый вертолет, достаточно было сделать «Ночной Апач», что и сделали. Что остается? Малозаметность.

 

Действительно, для разведчика это важный параметр. В радиолокационном диапазоне «Команч» имеет сигнатуру в 600 раз меньше, чем «Апач». Но ведь вертолет действует по принципу «вижу-атакую-стреляю», и предельная дальность его «работы» – 10 км. ЗАРК его все равно увидит на таком расстоянии и уничтожит, т.е. основной способ борьбы за выживание вертолета-разведчика – это маскировка за кромкой леса, в складках местности и т.п. Быстрый выход на позицию и энергичное маневрирование, а для этого нужны, прежде всего, высокие летные данные. Гораздо проще целеуказание ударным вертолетам выдавать с БПЛА. Они на порядок дешевле, малозаметные, их может быть много и их можно объединить в сеть».

 

Наш ответ Чемберлену?

 

Если и мог какой-то вертолет сравниться по своей футуристичности с «Команчем», то это только Ка-58 «Черный призрак». Модель этой машины в масштабе 1:72 появилась на прилавках в 2000 годы. Интернет тогда был далеко не у всех, а книги не содержали о вертолете никакой информации. Неудивительно, что «Черный призрак» сразу оброс огромным количеством мифов и легенд, тем более что от фирмы «Камов» никакой информации не поступало.

 

Наш ответ Чемберлену?

 

На сайте компании-производителя «Звезда» о модели говорится следующее: «Новейший Российский вертолет – невидимка, оснащенный мощнейшим комплексом современного вооружения, позволяющего вести боевые действия в любое время суток и при любой погоде. Изготовлен с применением технологии стелс».

 

Вертолет имеет привычную для «камовских» машин соосную схему несущих винтов, а члены экипажа сидят бок о бок. Концептуально Ка-58 видится более «продвинутым» вариантом ударного Ка-52, который сейчас активно эксплуатируется ВКС России.

 

Ка-52

Ка-52

 

В пользу того, что Ка-58 – выдуманный вертолет, косвенно говорит еще один похожий случай. Производящая авиамодели итальянская фирма Italeri в свое время представила удивительный советский истребитель-«невидимку» МиГ-37. Как и «Черный призрак», он был всего лишь порождением сумрачного гения компании-производителя моделей, однако миллионы людей по всему миру поверили в его существование. Согласно одной из гипотез, в недрах советского ОКБ некогда действительно создавали что-то подобное, но дальше эскизов дело не продвинулась.

 

Главный вопрос можно сформулировать так: перед нами игрушка или концепт боевого вертолета будущего? Очевидно, Ка-58 – всего лишь детище бурной фантазии дизайнеров компании-производителя моделей. К такому выводу нас толкает его внешний вид. Даже не интересующийся авиацией заметит плохую детализацию изделия и ряд решений, прямо позаимствованных у RAH-66 Comanche. Речь, например, идет о внутренних отсеках и общем «стелсоподобном» виде. Отметим, что первым по-настоящему малозаметным отечественным аппаратом стал ПАК ФА, взлетевший в 2010-м. До момента начала работ над ним советские и российские инженеры уделяли относительно мало времени стелс-разработкам. С учетом всего этого создание Ка-58 выглядит, по меньшей мере, необдуманно.

 

Необычным видится избыточный арсенал «Черного призрака» – такого количества оружия не несет ни одна винтокрылая машина в мире. Судя по всему, создатели игрушки просто хотели привлечь внимание публики. Реальная же разработка подобного вертолета стоила бы российскому бюджету немыслимых средств, которых у него ни в 90-е, ни в начале 2000-х не было.

Слово за Поднебесной

 

Проекты американского и российского вертолетов-«невидимок» канули в Лету (при условии, что последний вообще существовал). Сама же концепция видится в наше время далеко не самой оптимальной.

 

Однако сложности, судя по всему, не пугают инженеров из КНР. В сентябре 2015 года китайские СМИ заявили о разработке Китаем ударного вертолета-«невидимки» нового поколения. Новинку назвали WZ-12. Предполагается, что он дополнит ударный вертолет WZ-10, активно эксплуатирующийся китайской армией.

 

Главное отличие WZ-12 – снижение заметности вертолета в радиолокационном, инфракрасном и акустическом диапазонах. Для улучшения показателя малозаметности могут использоваться подфюзеляжные контейнеры для вооружений. Специальная система будет контролировать выхлоп двигателей, чтобы снизить заметность в ИК-диапазоне.

WZ-12 в представлении художника

 

WZ-12 в представлении художника

 

По словам президента Авиастроительной корпорации КНР Линя Цзомина, новый вертолет «изменит структуру ведения боевых действий». Чиновник заявил о высокой мобильности и хорошей огневой мощи WZ-12. Вооруженные силы Китая смогут получить его после 2020-го, конечно, при условии, что WZ-12 трансформируется из концепта в серийный образец. Вероятность последнего невысока: китайцы вряд ли пойдут по пути, от которого другие страны давно отказались.

 

К сожалению, большая часть характеристик пока держится в тайне. По аналогии с Ка-50 вертолетом должен управлять один человек, при этом сама машина (в отличие от «камовской») выполнена по традиционной схеме. Внешне вертолет напоминает нечто среднее между Ка-58 и RAH-66. Такого рода заимствования вообще характерны для Китая. С другой стороны, назвать WZ-12 «копией» тоже нельзя. В последние десятилетия промышленность Поднебесной перешла от слепого копирования «деталь в деталь» к заимствованию концептуальных решений. Возможно, когда-нибудь китайцы будут диктовать миру и свои собственные правила игры.

 

Вам так же может понравится Информация об авторе

Оставить отзыв

Ваш email адрес не подлежит опубликованию.